12+
Журнал о культуре Вологодской области

Наталья Петрова-Рудая: «Я не устаю учиться»

2019 Зима

Елена Легчанова

Наталья Петрова-РудаяПод Новый 2020 год вологодский ансамбль современной хореографии «Каприз» в очередной раз порадовал своего зрителя фееричной сказкой «Новогодние приключения Маши и Вити», возвратив взрослых в детство, а детям подарив ощущение волшебства, веры в мечту и искреннюю дружбу. Три показа спектакля прошли при полных аншлагах, под несмолкаемые аплодисменты зрителей. После выступления мы встретились с бессменным руководителем «Каприза» Натальей Петровой-Рудой, и разговор вышел долгим и интересным.

Об этой женщине нельзя сказать просто: «хореограф» или «режиссер», или попробовать еще как-то одним словом охарактеризовать сферу ее профессиональных интересов и компетенций. Она многолика и многогранна. Дочь народного артиста, выросшая в театре, спортивная гимнастка и диктор на радио, позже закончившая исторический факультет, солистка танцевального ансамбля, создавшая собственный, один из лучших в стране хореографических коллективов, режиссер по пластике, ставящий спектакли в разных театрах страны, драматический режиссер, – о какой из этих ипостасей следовало бы поговорить в первую очередь? Мы не смогли выделить приоритеты и потому поговорили обо всем, начав, как водится, с самых истоков.

Наталья Леонидовна, интересно все-таки узнать: откуда берутся талантливые люди? Так или иначе, все идет из семьи. Расскажите о вашей.

Ой, долго рассказывать… Во мне намешано много кровей – русская, украинская, польская, еврейская. Папа родился в Куйбышеве, мама – в Гродно, а выросли оба в Подмосковье, в поселке Львовский, куда переехали вместе с родителями.

Папина мама была учителем русского языка и литературы, очень красиво говорила, обожала классику, особенно Чехова. С бабушкой я постоянно переписывались – она «контролировала» мою литературу, спрашивала, что я думаю по поводу того или иного произведения, о чем пишу в сочинениях. И папа тоже – он не разрешал мне пользоваться учебниками по литературе, брать чье-то готовое мнение; всегда была установка «возьми книжку, прочти и вырази свое». Привычка обращаться к первоисточникам у меня осталась навсегда.

В 3 классе школы пионер Леня Рудой подарил свою фотокарточку девочке Ире и сказал: «Давай дружить!». Сейчас мои родители вместе уже 65 лет, а их золотую свадьбу мы отметили 5 лет назад. Они вместе закончили школу, поехали учиться в Москву – папа в ГИТИС на актера, мама – на экономиста. Папа окончил курс народного артиста Василия Орлова – одного из тех актеров, с которыми в пору их студенчества Станиславский изобретал свою систему.

После института отца по распределению отправили в Калининградский драматический театр. Туда мы приехали вместе: папа, мама, полка с книгами, утюг и только что родившаяся Наташа. Это всё, что у родителей тогда было.

В Калининграде я начала болеть – оказалось, что климат Балтики мне не подходит. И мы переехали в Вологду. Здесь мама рыдала полгода – никак не могла привыкнуть.

Мама у вас человек не творческой профессии?

Нет, но она всю жизнь живет с творческими людьми, поэтому была и остается для нас первым зрителем, первым советчиком и первым критиком. Кроме того, она экономист и бухгалтер и, в отличие от нас, твердо стоит на ногах. Мы же вечно витаем где-то в облаках, и мама верной рукой возвращает нас на землю и объясняет, что есть что.

Как любой актерский ребенок, вы выросли за кулисами?

Маленькая Наташа РудаяДа, конечно. Мое детство – это драмтеатр 1970-х, в то время он как раз получил новое здание на Советском и переехал туда из здания нынешнего ТЮЗа. Это Щуко и Семёнов, Сережкин, Леонович, Улыбина, Трубина, Филиппова, Илюховы, Верхорубов, Наумов, Хошабов, Лазарев, Михасик, Валуев, Харламова – артисты, которые делали историю того театра. У папы до сих пор остались тетрадки, куда он переписывал роли, с замечаниями режиссеров, со своими размышлениями, с мизансценированием. Такую тетрадку можно смело брать и выходить на сцену, потому что там есть всё. В то время была такая школа, сейчас этого нет.

К нам, детям, подходили строго, мы не имели права находиться за кулисами или заходить на сцену без разрешения. Тайком, мышками сидели в родительской гримерке. Там была совершенно своя, особая атмосфера. Ее величество сцена – всё это потрогать, понюхать… Кулисы трогать нельзя, реквизит нельзя, ходишь на цыпочках, разговариваешь шепотом…

Логично было бы, если б вы после школы пошли учиться на актрису. Но вы выбрали истфак педагогического. Почему?

Заканчивая школу я, конечно, хотела идти в театральный на актрису. Но… папа был против. Он считал, что это одна из самых сложных, зависимых профессий, особенно для женщины.

В результате я осталась в Вологде, поступила на исторический факультет пединститута. Выбрала истфак потому, что мне он казался единственным приличным факультетом. Преподаватели солидные – Александр Васильевич Камкин, Михаил Алексеевич Безнин, Тамара Борисовна Сычёва. Плюс я плохо знала историю, а мне хотелось знать ее лучше.

Я поступила в 1985 году, началась перестройка, и истфак заколошматило. Старые учебники отменили, новых еще не было, и мы воспитывались в постоянных дискуссиях и дебатах, выясняя, кто «за», кто «против». Я считаю, это хорошая школа, привившая привычку аргументированно доказывать свое мнение.

Правда, заканчивала институт я уже на заочке: в 18 лет влюбилась, вышла замуж и родила дочку Юлю.

А ваша танцевальная история шла параллельно?

Наташа Петрова – солистка ансамбля Виталия Постникова «Сирин»Да, со старших классов школы. До этого я серьезно занималась спортивной гимнастикой – была мастером спорта, представляла Вологодскую область на соревнованиях. Конечно, было много травм. К тому же у меня всегда было плохое зрение, хоть я тщательно это скрывала (даже выучила наизусть офтальмологическую таблицу, чтобы проходить медкомиссию).

А к 9 классу я уже так сильно «поломалась», что с гимнастикой пришлось завязать. Тогда меня подруга привела во Дворец культуры железнодорожников, сказав, что Виталий Васильевич Постников, ученик легендарного Макса Миксера, набирает балет «Сирин». Поскольку я спортсменка, а не танцовщица, Постников согласился взять меня только с испытательным сроком – больше, наверное, из уважения к отцу-артисту. Сначала я танцевала где-то сбоку, в седьмой линии. Постепенно совершенствовала мастерство, а со временем мы стали уже помогать Виталию Васильевичу, вести подготовительные группы.

Жизнь ансамбля не была сладкой. В одно время его вообще закрыли. Тогда вмешался знаменитый балетмейстер Махмуд Эсамбаев, хорошо знакомый с Максом Миксером, он приехал на наш спектакль и стоя аплодировал. Борис Санкин, руководитель ансамбля танца «Ритм планеты», одного из самых известных коллективов страны, тоже оказал поддержку. В общем, «Сирин» отстояли.

Я там танцевала с 1983 по 1991 год. Как раз в это время и вышла замуж, родила ребенка. Вернулась в балетный зал, когда дочке было 7 дней. Коляска стояла в углу, а я танцевала.

А потом, в 1991 году к 10-летию «Сирина» мы с моими «подготовишками» делали номера в подарок. Сделали номер «Каприз» – и мне это так понравилось, что захотелось продолжения. По сути, этот номер и стал рождением нашего коллектива. Я стала заниматься современными эстрадными танцами. В 1992 году уже вышел первый сольный концерт ансамбля «Каприз», который сначала функционировал как группа в составе «Сирина». Но уже хотелось самостоятельности.

В 1996 году «Каприз» пригласили работать во вновь открывшийся Дворец культуры Подшипникового завода. Мы поехали в ДК ПЗ, расставшись с Марком Давыдовичем Цыпкусом, директором ДКЖ, моим практически крестным отцом, человеком потрясающей харизмы и интеллекта. Это у него я научилась, как собирать и держать вокруг себя коллектив. Вообще, ДКЖ при Цыпкусе было alma mater всей вологодской культуры, уникальным домом, где учили любить сцену, быть единым организмом, ценить и уважать любое творчество.

В ДК ПЗ у нас был большущий период работы с Андреем Викторовичем Тепляковым, который возил нас на гастроли; с его подачи мы поехали на «Утреннюю звезду» и вышли там в финал. Мы выпускали по несколько спектаклей в год, очень много работали, стали узнаваемы и популярны.

Потом в ДК ПЗ пришли новые хозяева, аренда сильно выросла, и нам опять пришлось искать новое место. 8 лет мы занимались в ДК «Речник», сделав там ремонт, перепланировку, построив новую сцену.

Потом ДК «Речник» (ранее принадлежавший Сухонскому речному концерну) отошел к городу. Меня обозначили как «руководителя кружка» при ДК. Родители детей, занимающихся в «Капризе», должны были теперь платить городу – но тогда становились невозможными все наши мастер-классы, семинары, повышение квалификации, участие в крупных российских фестивалях. И мы опять ушли – на этот раз в никуда.

Мой ученик Сергей Завьялов, юрист, помог зарегистрировать общественную организацию. Администрацией города для нас (а в ансамбле занималось около 300 детей) было предложено полуподвальное помещение на Благовещенской, 91 – когда мы туда приехали, там было по щиколотку воды. Мы месяц приводили помещение в порядок, сделали ремонт и перепланировку, провели электричество и сантехнику, сделали вентиляцию, обустроили дорогу, посадили зелень. На все это я брала кредиты. И еще 7 лет мы работали там.

Новое помещение «Каприза» на Советском проспекте, 37А потом, в 2015-м, опять сменили место прописки – надеюсь, насовсем. Наш нынешний адрес – Советский проспект, 37, 4 этаж. Арендатор сделал под нас перепланировку и ремонт. Теперь у нас есть все – балетные залы, станки, зеркала, раздевалки, детские туалеты, душевые, большая зона для родителей.

Откуда в вас столько энергии и сил: постоянные переезды, начинания «с нуля», борьба, борьба…

Потому что я знаю, что кроме меня и небольшой группы людей под названием «Ансамбль «Каприз», это никто не будет делать. Это нужно нам, чтоб оставаться тем коллективом, который уже знают и любят по всей стране. Сейчас у меня сформирована целая команда – это мои единомышленники и ученики, которые теперь стали педагогами: Никита Смирнов, Катя Ерузанова, Аня Недзельская. Это педагог по классическому танцу Оксана Ниониловна Алёшина, с которой мы работаем рука об руку уже более 20 лет. Это наши замечательные дети и их родители, администраторы и директор Ольга Сухарева. «Каприз», без преувеличения, – одна семья. Для меня, как для руководителя коллектива – детского, подросткового, юношеского – очень важно, кем станут мои дети. Не в плане выбора профессии, а в плане порядочности, честности, справедливости.

Мы занимаемся современной авторской хореографией. Ездим на мастер-классы, постоянно повышаем свою квалификацию, причем стараемся учиться у самых-самых. Я еще в 1997 году, поняв, что мне не хватает хореографического образования, поехала в Санкт-Петербургскую академию профсоюзов учиться на балетмейстера. Потом поняла, что мне не хватает знаний по современному танцу, потому что в то время в России не было института современной хореографии. И я поехала на мастер-классы в школу Каннон Данс по бродвей-джазу. И так далее – чем больше ездишь, видишь разных стилей, направлений, подходов, тем лучше. Что-то берешь для себя, что-то кладешь мысленно «в копилку» на будущее, что-то не принимаешь. И в итоге делаешь свое, авторское.

К детям мы также приглашаем специалистов по современной хореографии отовсюду – из Москвы, Питера, Екатеринбурга, Нижнего Новгорода, Самары. Дети должны знать разные подходы. Я со своей стороны контролирую процесс, адаптирую материал под своих воспитанников, отсеиваю ненужное.

В этом году вы с ребятами из «Каприза» привезли золото Дельфийских игр – самого значимого конкурса страны в области культуры и искусства.

Вологодский ансамбль «Каприз» – обладатель золотых медалей XVIII Молодежных Дельфийских игр РоссииДа, мы стали обладателями золотых медалей XVIII Молодежных Дельфийских игр России в номинации «современная хореография» (возрастная группа 14–21 год). Первый раз за 18 лет существования Дельфийских игр представители Вологодской области выиграли главный приз. На гала-концерте танцевалось 12 лучших номеров из всех, представленных регионами страны, и наш номер закрывал всю программу концерта.

Вообще, как ни парадоксально, нас в России знают лучше, чем в Вологде. Везде приглашают, ждут, география наших поездок огромна: Москва, Казань, Екатеринбург, Астрахань, Архангельск, Геленджик, Краснодар, Сочи, Одесса, Ярославль, Санкт-Петербург, Ухта, Воркута, Киров, Набережные Челны… Финляндия, Эстония, Испания, Кипр – и это далеко не весь список.

Хореография, которую вы избрали, соединившись с театром, в котором вы «варились» с детства, привели к тому, что вы стали режиссером по пластике и хореографом драматических спектаклей.

Мне всегда это было интересно. С театром я никогда не расставалась и мне он очень близок. Я люблю ставить не отдельные танцевальные номера в спектакле, а создавать целостное пластическое решение, визуальную картинку, атмосферу, характер, переходы.

Я была автором пластического решения многих спектаклей в Вологодском драмтеатре («Чиполлино», «Виндзорские насмешницы», «Госпожа министерша», «Невеста из Имереттии», «Дневник Анны», «Миллионерша, или Донна Роза из Бразилии», «Макбет»), работала в Вологодском театре кукол – в частности, в спектакле «Кармен» с режиссером Борисом Константиновым, получившем за эту постановку «Золотую маску». Константинов приглашал меня на постановки и потом, в театр имени Образцова, где он является главным режиссером. Работала с замечательным режиссером Игорем Игнатьевым, недавно ушедшим из жизни. Много работаю с Ириной Зубжицкой, с которой мы очень схожи по энергетике. Мы познакомились с ней в Вологодском ТЮЗе на постановке «Я не вернусь», а потом делали несколько спектаклей и в Вологде, и в других городах – Кургане, Иваново, Нижнем Новгороде, Орле. Одна из последний наших совместных работ – любимые вологжанами «Старые песни о нас».

Сейчас я являюсь режиссером по пластике Вологодского театра для детей и молодежи. В ТЮЗе с давним времен прекрасно воспитанная Борисом Александровичем Гранатовым труппа. Артисты играют на разных инструментах, поют, великолепно двигаются и танцуют. С Гранатовым мы поставили «Айболита», «Дубровского», «Утиную охоту», «Училку 21 века», «Каменного властелина». С приглашенным режиссером Евгением Зиминым сделали «12 стульев», с актером и режиссером Александром Чупиным – спектакли «Анчутка», «Шинель».

Спектакль «Зайка-зазнайка» Вологодского ТЮЗа, режиссер – Н.Петрова-РудаяВы ведь уже дебютировали и как драматический режиссер?

Да, в этом году. Я получила режиссерское образование в Ярославском театральном институте, и моей дипломной работой стал детский спектакль «Зайка-зазнайка» в ТЮЗе. Я решила начать с материала, на котором выросла – много лет назад в драмтеатре это была моя любимая сказка в постановке Алексея Васильевича Семёнова.

Впереди – год 2020, а этот год Наталья Петрова-Рудая и ее главное детище – ансамбль «Каприз» закончили на очень высокой ноте своим невероятными «Новогодними приключениями Маши и Вити». Следующий творческий сезон 2020/2021 будет для «Каприза» юбилейным – ему исполнится 30 лет. С нетерпением ждем от коллектива и его художественного руководителя покорения новых высот, а многочисленным поклонникам «Каприза» желаем новых незабываемых впечатлений.


В свежем номере:

Плюсануть
Поделиться
Класснуть
Запинить