12+
Журнал о культуре Вологодской области

Альбина Сберегаева: «Герои моих экскурсий сами меня «находят»

2020 Лето

Светлана Гришина, Альбина Сберегаева

Альбина Сберегаева. Фото vk.com/club145235503Сейчас это модно – попробовать себя в роли экскурсовода, и для этого есть все возможности: при желании можно найти и любую информацию, и благодарных слушателей. Однако, как и любое творчество, экскурсоведение требует вдохновения, тем более что самой экскурсии предшествует серьезный труд. Вологжанка Альбина Сберегаева нашла себя в этом деле неожиданно, но, как оказалось, попала «в яблочко»: буквально за три года она составила десятки необычных экскурсий по Вологде, провела их сотни раз и уже обрела свою верную аудиторию. Наша беседа – о том, какой должна быть нескучная экскурсия, можно ли построить ее «на слухах» и что лучше передает дух города – дома или истории людей.

Альбина, карьеру экскурсовода вы начали совсем недавно – что вдруг заставило вас рассказывать людям о Вологде?

Заставили скука и интерес. Я стала обращать внимание, что многие мои ровесницы чем-то занимаются помимо работы: шьют, вяжут, поют, что-то выращивают. И только я вечерами сижу дома и читаю. Классика поднадоела, а «своего» современного автора я еще не нашла. Что делать? А тут очередной отпуск, и мы с мужем поехали в Иорданию. Экскурсовод-зануда – очень хотелось попросить его замолчать! – водил нас по красивейшим местам Петры, но рассказываел так скучно, что челюсть сводило от зевоты. Я почувствовала, что могла бы то же самое рассказать намного интереснее. Потом расстроил экскурсовод в Каирском музее: пересказывал новости пятидесятилетней давности, а ведь история не стоит на месте, это динамично развивающаяся наука. И последний громкий звонок прозвенел в прошлом году, когда в Вологду приехали немецкие студенты – друзья дочери. Они сразу отказались от обзорной прогулки, от масла и кружева, но попросили показать уникальные места, каких больше нигде не увидишь. Вот тут я и задумалась: а чем мы отличаемся от других? И стала знакомить их с Вологдой через призму историй людей, живших в городе раньше или живущих сегодня. Так всё и началось.

Экскурсоведение и краеведение «созвучны» вашему образованию, профессии, работе? Или это что-то принципиально другое, то, чего вам не хватало в жизни раньше?

Первое образование у меня педагогическое – я окончила филологический факультет Вологодского тогда еще пединститута и немного поработала в системе образования. Экскурсовод – это учитель «наоборот»: не он оценивает, а его оценивают, и именно он должен учить урок. Вторая моя профессия совсем не гуманитарная – я бухгалтер дорожного предприятия, – но она совершенно не мешает мне развиваться как экскурсоводу. А в жизни не хватало – и до сих пор не хватает – глубоких эмоций, яркого послевкусия. Поэтому получается, что, выбирая тему для экскурсии, я проживаю жизнь своего героя. Например, интересный вологодский персонаж Тимошка Акундинов: вор, преступник, авантюрист, но какой обаятельный, смелый!.. Или история любви Анатолия Луначарского и Анны Богдановой в деревне Кувшиново – я и стихи о любви читаю, и вокруг березок экскурсантов вожу. Волнуюсь за своих героев, словно они мои близкие родственники или дорогие сердцу друзья, и еще раз вместе с ними проживаю это состояние влюбленности…

Вы много путешествуете – это как-то связано с вашим увлечением экскурсоведением?

Путешествовала я всегда очень много – пальцев на руках не хватит, чтобы перечислить все страны, в которых я побывала. Есть любимые – такие, как Узбекистан и Индия. Но во всех чужих странах везде ищу следы русских. Вот, например, Михаил Ломоносов. Когда я была в старинном немецком городе Марбурге, узнала, что в 1736–1741 годах он учился в Марбургском университете имени Филиппа Великодушного. В каком-то маниакальном состоянии я нашла и учебное здание, и дом, где он жил, прошла той дорогой, которой он ходил из дома на учебу и обратно, посетила те питейные заведения, которые и он мог посетить, открытые до сих пор. Могу теперь там экскурсию проводить «по ломоносовским местам».

Ещё пример. Гуляю по Висбадену, натыкаюсь на памятник с очень знакомым лицом и узнаю в нем Достоевского. Тут бывал Федор Михайлович?! Всё, прощай, спокойная туристическая жизнь! Меня охватил азарт, словно это не он, а я выиграла в казино большую сумму. Пошла искать отель, где он жил, казино, где он проиграл, вокзал, где он грустил. В результате план моего путешествия полностью поменялся. Я поехала по местам Достоевского в Бад-Хомбург и Баден-Баден, потом нашла в Германии «следы» Толстого, Тургенева, Пушкиных – и понеслось… Но именно такой активный отдых считаю замечательным.

У многих ваших экскурсий неожиданные темы: гастротур во Вьетнам, дома терпимости в Вологде, Леонардо да Винчи, выстрел в театре... Как придумываются такие сюжеты?

Я человек настроения. Планировать что-то, да еще под какие-нибудь знаменательные даты, не хочу и не умею – это скучно. Герои экскурсий сами меня находят. Например, Нго Куанг Дык, бывший руководитель Вьетнамской диаспоры в Вологде, мне однажды… приснился. По его рекомендации я когда-то съездила в утонченный Далат и проамериканский джаз-город Хошимин. Экскурсия «Вьетнамцы в Вологде» была для меня способом вспомнить и еще раз прожить общение с этим интересным и добрым человеком.

Идея экскурсии про вологодскую «улицу Красных фонарей» родилась, когда я просматривала статистику формирования бюджета царской России и встретила поступления в бюджет и от такого вида деятельности. Разве он был легальный? Зашла в архив, а там куча документом: Указ о ведении публичной деятельности, требования к владельцам, качеству услуг, стоимости, личные карточки сотрудниц, медицинские справки, фотографии. Всё очень основательно и законопослушно. Почему бы про это не рассказать?

К теме «Леонардо да Винчи в Вологде» обратилась под влиянием книги вологодского краеведа Павла Шабанова: «Как пройти в библиотеку Ивана Грозного?» Подумала, а могу ли я создать экскурсию о нем при помощи вторичных аргументов: легенд о Вологде, сравнения архитектурных стилей, живописи, сопоставления события в России и дат биографии великого художника. Конечно, это наглость и нарушение всех правил проведения экскурсий. Но результат удивил экскурсантов, а они удивили меня – тем, что сказали, что мою версию о «Леонардо да Винчи в Вологде» считают убедительной.

Какими источниками вы пользуетесь при составлении экскурсии?

Самый главный источник – это архив. Как хорошо, что всё больше документов оцифровываются и публикуются. Есть дневники, воспоминания, статистика. Следующий источник – документы «Вологдареставрации». Информацию о домах обязательно сверяю с «Этюдами по вологдоведению» Игоря Воронина. Много материала для экскурсий дают книги Александра Сазонова. Читаю великих краеведов прошлого, таких как Алексей Засецкий, Сергей Непеин, Христофор Пахолков, Николай Суворов. Хорошо, что всё это есть на сайте Вологодской областной универсальной научной библиотеки.

Что для вас важнее в экскурсии – историческая правда или захватывающий сюжет? Может ли экскурсия по городу быть основана на «слухах»?

Историческая правда – это, по идее, документ, в котором обозначены факты. Например, что человек родился, учился, женился, работал, родил, построил, умер и похоронен. Без этой правды нельзя – это «скелет» экскурсии. А вот как он жил, что думал, о чем переживал – это «мясо», и именно ради этого люди на экскурсии и ходят. Где взять самые вкусные кусочки? В дневниках, воспоминаниях, письмах. Являются ли они исторической правдой? И да, и нет одновременно. 

А еще есть легенды и предания – история Вологды во многом сложена из них: дата основания города в 1147 году – легендарна, спасение города во время осады белоризцами – тоже. Археологи не нашли артефактов, которые подтвердили бы эти легенды, но именно легенды создают образ города. Как тут поступать экскурсоводу? Гостям города деликатно говоришь – «согласно легенде», вологжанам – и о легенде, и о последних научных открытиях. Экскурсанты вправе сами выбрать ответ, который им больше нравится.

Вы проводите экскурсии по самым необычным местам – кладбище, морг, ветлечебница… Как вас везде пускают?

Очень интересная и сложная тема. Сейчас куда попало не пойдёшь – вся земля чья-то, везде есть хозяин. Но я нахожу собственника, рассказываю о себе, о своей деятельности и своих о добрых намерениях. Чаще всего разрешают, а иногда даже сами меня находят и приглашают. Радует, что это происходит всё чаще и чаще. Вероятно, люди посмотрят мне в глаза и видят – это глаза порядочного человека, почему бы ему не помочь? С кем-то сводит судьба на фестивалях, на концертах, часто рекомендации дают друзья.

Кстати, пользуясь случаем, хочу сказать: давно мечтаю попасть на водокачку, что на съезде с Октябрьского моста на улице Сергея Орлова. Кто хозяин? Пожалуйста, отзовитесь! И очень хочу увидеть своими глазами Дом губернатора не в качестве свадебного гостя, а в качестве экскурсанта.

В музеях экскурсовод, прежде чем выйти к публике, сдает своего рода экзамен, представляя экскурсию коллегам. Консультируетесь ли с кем-то при составлении экскурсий? Откуда черпаете сведения по истории, архитектуре? Как проверяете «ликвидность» используемых источников?

То, что вчера считалось подтвержденным фактом, сегодня может быть оспорено новыми данными. Поэтому экскурсовод должен постоянно учиться, следить за новыми публикациями и посматривать за краеведами и историками. Я прошла курсы в Вологодском музее-заповеднике, а Елена Волкова, хозяйка Литературной резиденции «Дом дяди Гиляя», а в прошлом – радиожурналист, проводит со мной занятия по правильному дыханию и произношению. Говорить я стала значительно лучше.

Второй год принимаю участи в конкурсе «Экскурсовод – волонтёр», который проводит фонд Владимира Потанина. Там лучшие в России специалисты оценивают деятельность и проекты новичков. Я дважды участвовала – и дважды победила. Горжусь: это говорит о достойном уровне. Награда победителям была шикарная – четыре дня проживания за счет фонда в Москве, посещение лучших столичных музеев, знакомство с опытом лучших экскурсоводов России. К концу дня мы едва доползали до отеля. Я полгода отходила от этого приза – так много было положительных впечатлений.

Какие свои экскурсоведческие находки считаете самыми ценными? Есть ли у вас любимые маршруты?

Во время карантина весной моя организация работала. Обеденный перерыв, погода шикарная, а по городу ходить нельзя. Куда деваться беспокойным ногам? А рядом с работой у меня старинное кладбище, там меня точно не увидят. Я туда. Раз сходила, два сходила. И каждый раз натыкалась на могилу, где еще сохранилось на фотографии очень интересное лицо мужчины. На третий раз присмотрелась – оказалось, что это художник Василий Сысоев. Вечером дома стала искать информацию о нем в интернете – мало что нашла, вдобавок сведения собирались кусочками, не складывались, я запуталась в разных Сысоевых. Снова пришла к нему на могилу, попросила помочь. И он помог – столько всего о нем нашла! Оказалось, что это удивительный человек, прожил огромную жизнь, полную любви, творчества, терпения. Опубликовала пост о нем, и журналист Ирина Цветкова пригласила меня рассказать о находке на областном радио. Знаю, что в 1982 году сын Василия Сысоева приезжал из Минска в Вологду и подарил нашей картинной галерее 200 картин отца. Как хорошо было бы, если бы сделали их выставку!

Над какими темами сейчас работаете?

Пока сидела со всей страной на карантине, написала более 20 новых экскурсий – в сентябре начну их реализовывать. Сейчас часто вожу людей по отреставрированным домам Германа Петровича Якимова – это «дом с лилиями» и дом Извощикова на улице Чернышевского и дом Дружинина на Мальцева. Сама получаю от этого удовольствие и людей заряжаю добротой и красотой.

Расскажите о сотрудничестве с семьей Якимовых и экскурсиях, которые проводите в отреставрированных ими домах.

Я благодарю Бога и судьбу, что они есть в моей жизни – Герман Петрович, Лариса Викторовна и их дочь Анна Якимова. Какие удивительные люди! Раньше я недоумевала: ну вот зачем Христофор Леденцов, будучи успешным бизнесменом и обеспеченным человеком, занимался благотворительностью? Зачем это ему было нужно? Семья Якимовых взорвала эти ограничивающие убеждения, и я поняла, что это норма – получать прибыль от бизнеса и вкладываться в свой родной город.

У меня был уникальный шанс проследить судьбу этих трех домов – от старой «развалюхи» до эстетического эталона. Эти дома познакомили меня с интересными людьми, например, с реставратором Владимиром Новосёловым – вот у кого золотые руки! А когда мне доверили водить людей в эти дома, рассказывать истории их хозяев и жильцов, я была счастлива. За год провела там бессчетное количество экскурсий, но сейчас хоть ночью разбуди – пойду и проведу еще раз. С этими домами никогда не соскучишься.

Вологда – небольшой город, туристов последние годы не так уж много. Среди вологодских экскурсоводов высокая конкуренция?

Обожаю высокую конкуренцию: меня это бодрит, мотивирует, даже повышает настроение. А экскурсоводов у нас столько, сколько нужно городу, у каждого свои темы, маршруты, стили, экскурсанты. Надо отдать должное коллегам: конфликтов среди нас нет. Да нам и некогда: или ты в архиве сидишь, или тексты пишешь, или водишь экскурсию.

Последнее время популярны любительские экскурсии, которые проводят волонтеры. Чем вы могли бы объяснить эту популярность? Наблюдаете ли рост интереса вологжан к своему городу? Если да, то чем он, на ваш взгляд, вызван?

Спасибо, что задали этот вопрос, я тоже когда-то его себе задавала. Эти экскурсоводы-волонтёры чаще всего местные жители – интересные, образованные люди, очень хорошо подготовленные по своей теме. Благодаря им практически по всем микрорайонам города подготовлены хорошие обзорные экскурсии. Не знаешь какую-то часть Вологды, или одолела ностальгия по прошлому – иди на такую «обзорку». Минус таких экскурсий – бесплатность, и это у нас любят. Вот это «совковое» отношение к миру, как будто все тебе должны, оно никуда не делось. В результате на волонтерские экскурсии приходит толпа праздного народа, а экскурсоводу трудно с группой больше 15 человек. Ведь важно видеть глаза каждого, читать по лицам, стало скучно или дальше можно говорить. Я тоже волонтер, у меня хорошая зарплата на основной работе, но я всегда беру деньги за экскурсии. В нашем городе есть те, кто в них нуждается. Например, это приюты для животных, которые всегда кушать хотят и время от времени болеют. Это храмы, раскуроченные нашими дедами, восстановить которые – теперь наш долг. Это помощь тяжело болеющим детям. Помогать нужно всем миром.

Альбина Сберегаева. Фото vk.com/club145235503Ваша аудитория – это каждый раз новые люди или уже есть «завсегдатаи»?

Когда люди пришли к тебе снова, для меня показатель высокого качества работы. Своих постоянных клиентов я на карантине сосчитала – это 42 человека. Разные по возрасту, профессиям, образованию. Очень их люблю, уважаю, горжусь, некоторые из них стали моими близкими друзьями. Есть еще человек 40, что временами на огонек ко мне забегают. Есть те, кто пришел один раз на определенную тему и больше не вернулся. Чаще всего это любители красивых селфи. Согласитесь, на задних дворах, у морга или на кладбище вряд ли это можно сделать. Да и стилистически я не всем нравлюсь, но всем нравиться и нельзя.

Самые интересные вопросы, которые вам задавали на экскурсиях?

Вопросы мне редко задают – так устроены мои экскурсии. На каждой экскурсионной точке выдаю не сразу всю информацию, а только ее часть. Так в путешествии от точки до точки собирается весь тематический рисунок, словно узор на ковре. И в самом конце я сама задаю экскурсантам вопрос, а они молчат. Стоят и молчат – слушают голоса прошлого, которые еще долго будут звучать в сердце.


В свежем номере:

Плюсануть
Поделиться
Класснуть
Запинить