12+
Журнал о культуре Вологодской области

Леонид Вересов: «Рубцововед – не тот, кто «ведает» Рубцовым, а тот, кого поэт ведет по жизни»

2021 Лето


Ирина Сорокина

Леонид Вересов

Чем больше погружаешься в тему творчества и биографии поэта Николая Рубцова, тем больше хочется узнавать, расследовать, открывать новые факты. На протяжении многих лет Леонид Вересов неутомимо добывает из разных источников – архивных документов и воспоминаний современников – всё новую и новую информацию о своем любимом авторе. Несмотря на то, что имя поэта сейчас на слуху, в рубцововедении еще много «белых пятен», моментов, требующих уточнения.

Сегодня Леонид Вересов – один из самых активных исследователей жизни и творчества нашего известного поэта-земляка. Своими открытиями он делится в исследовательских работах, статьях в сборниках и на тематических сайтах. В его личной библиотеке более 200 книг о Рубцове. 12 книг – и небольших, и солидных по объему – о биографии и творчестве поэта, было издано им за последнее время.

В марте этого года Леонид Николаевич отметил 65-летие. Практически всю его жизнь Рубцов неотступно «следует» рядом, а у исследователя появляются всё новые идеи для литературоведческих и биографических изысканий. О своем погружении в мир Николая Рубцова Леонид Вересов рассказывает журналу «Сфера».


«До этого момента поэзией не интересовался абсолютно»

Я увлекся Рубцовым еще в далеком 1972 году – знакомство с его стихами произошло случайно. Родился и вырос я в Володе, детство мое прошло в деревянном доме на Ленинградском шоссе – нынешней улице Преображенского. В 9 классе мне в руки попала газета «Вологодский комсомолец» с подборкой рубцовских стихов. До этого момента поэзией я не интересовался абсолютно – у нас была обычная рабочая семья и круг житейских забот, в котором не было места высоким материям. Но в этих строчках Рубцова что-то зацепило – я даже прикрепил газетную страницу со стихами на стену перед столом. Запомнились удивительно добрые глаза поэта на фотографии, а стихи эти знаю наизусть, хотя специально не учил: «В твоих глазах любовь кромешная…», «Оттепель», «Я марширую на плацу», «О собаках», «Ничего не стану делать».

Учился я в школе № 20, в классе с углубленным изучением истории и искусства, мы часто ходили на экскурсии, концерты и выставки. В один из походов в картинную галерею экскурсовод подошла к гравюре Едемского, на которой был изображен лысеющий мужчина с шарфом, и спросила, узнает ли кто-то этого человека. Одноклассники молчали, а я робко предположил, что он похож на Рубцова. Экскурсовод чуть не расцеловала меня от радости: она уже месяц водила экскурсии по этой выставке, и никто не мог сказать ей, кто изображен на этой гравюре с названием «Поэт». Позже, когда я учился на истфаке Вологодского пединститута, мне удалось поговорить о Рубцове с поэтессой Ниной Груздевой, начал серьезнее относиться и к стихам собственного сочинения. Друзья, зная о моем увленчении Рубцовым, помогали мне: делились сведениями, вырезками из газет и журналов. Понемногу из материалов о поэте у меня начала складываться некая «рубцовиана».Леонид Вересов в кругу семьи

Первый сборник стихов Николая Рубцова в личной библиотеке – обычное издание, не прижизненное. В этой книжке всё было понятно по краткой биографии, но у меня стали уже возникать вопросы о творчестве поэта, правда, в то время не было возможности искать на них ответы. Тогда я и представить не мог, что есть какие-то неизвестные архивы Рубцова. После окончания пединститута мы с женой уехали по распределению в Череповец, оттуда – в Мурманскую область, в город Кировск, где прожили 27 лет. Я сначала преподавал в школе, а потом стал горноспасателем. Довольно серьезная мужская работа: нас вызывали, когда происходило какое-то ЧП – случился пожар или кто-то не вышел из шахты после взрыва. Но всё равно душа тянулась к прекрасному, поэтому параллельно я преподавал, вёл кружки в Доме пионеров. И, конечно, не забывал Рубцова. Приезжая в Вологду в отпуск, покупал газеты, собирал материал и «складировал» для дальнейшего изучения. Всю свою первую рубцовскую коллекцию, в том числе сборники, изданные при жизни поэта, я передал в краеведческий музей города Кировска, в городских газетах появились первые мои публикации краеведческого характера. В Апатитах с 1994 года стали проходить ежегодные Мурманские Рубцовские чтения, которые я старался не пропускать. В общем, хотя исследователем я себя тогда не ощущал, мне всё это нравилось.

«Рубцов, почему у вас двойка по геодезии?!»

В 1986 году вышла статья Александра Бакланова о том, что Николай Рубцов с сентября 1953-го по январь 1955 года учился в горно-химическом техникуме в Кировске (сейчас это Хибиногорский технический колледж). А мне в 90-х предложили поработать в этом учебном заведении – преподавать английский язык на заочном отделении. Получилось, что Рубцов «догнал» меня и на Севере! Конечно, я решил воспользоваться случаем и получил от директора разрешение познакомиться с архивами учебного заведения. Оказалось, что студенты группы, в которой будущий поэт учился, только из этой статьи Бакланова и узнали, кто был их однокурсником. А в одной из первых книг о Рубцове – «Искреннее слово» Василия Оботурова – об учебе поэта в горно-химическом техникуме даже не упоминалось.Презентация книг на фестивале «Рубцовская осень»

Личного дела Рубцова в архиве техникума не сохранилось, ведь обучение он не закончил. Возникла идея покопаться в Кировском филиале Мурманского областного архива. Там обнаружились протоколы педсоветов, и оказалось, что поведение и учеба студента Рубцова на них не раз обсуждались. Сохранились вопросы, которые ему задавали. Например, почему у вас двойка по геодезии? Почему вы бросили тряпку в учителя? Сегодня бы дорого дал за возможность узнать, что студент Рубцов на это отвечал. Но в протоколах вместо ответов – точки: возможно, его слова были слишком дерзкими. Однако, если бы он был тихим отличником, никакой информации о его учебе не сохранилось бы, а так мы имеем материал для размышления. Хотя часть ответов удалось найти, пообщавшись с однокурсником Рубцова Николаем Никифоровичем Шантаренковым и другими приятелями поэта по техникуму.

Позднее в Кировске познакомился с писателем Николаем Коняевым – на одной из книжек он оставил такую надпись: «Желаю закрыть Хибинский эпизод жизни Николая Рубцова…». Написал об этом периоде две обширные работы и считаю, что пожелание выполнил. С этого, кстати, и началось мое активное рубцововедение.

«Все поэты советские, а Рубцов – русский»

Рубцововед – не тот, кто «ведает» Рубцовым, а тот, кого поэт ведет по жизни. В конце 2006 года моя семья переехала в Череповец, и Вологодчина с ее возможностями для изучения Рубцова стала ближе. Здесь наследием поэта занимались Вячеслав Белков, Михаил Суров, Галина Москвинова – сегодня никого из них уже нет в живых… Для этих людей Рубцов был не только поэтом, но и просто хорошим, интересным человеком. В Череповце Рубцова изучали в клубе «Госпожа-провинция», который в 2011 году был преобразован в литературно-краеведческий центр Н. М. Рубцова, сейчас он получил статус музея. Руководит им Лидия Сергеевна Беляева, знавшая Николая Рубцова как друга мужа, поэта Леонида Беляева. В Череповце у меня появились коллеги-исследователи, среди них – бард и коллекционер рубцовских раритетов Сергей Дмитриев, литературовед, кандидат филологических наук Алексей Новиков, который провел пять международных и общероссийских конференций по творчеству Рубцова, Екатерина Никанорова, Вера Попова и многие другие. Атмосферой рубцовского Череповца не устаю восхищаться, дорожу дружбой и совместной работой с людьми, которым Рубцов дорог так же, как и мне.

Моя первая статья о Рубцове называлась «Все поэты советские, а Рубцов – русский» – до сих пор горжусь этим названием. Всего за годы работы над рубцовской тематикой опубликовал уже более полутора сотен статей. В 2013 году вышли в свет два небольших издания, посвященных Рубцову: «Николай Рубцов: легенды, были, воспоминания XXI века» и «Искренность, помноженная на дружбу», а также первая объемная книга о поэте «Страницы жизни и творчества поэта Н.М. Рубцова». В нее вошли статьи, написанные с 2006 по 2013 год. Второе столь масштабное издание – «Из души живые звуки. Поэт Николай Рубцов: жизнь и творчество» – вышло в 2016 году. В 2019 году появилась книга «Судьбу мою я ветру доверяю…Жизнь и творчество поэта Н.М. Рубцова в документальных исследованиях» и «Михаил Андрианович рубцов. Документальная история жизни отца поэта Николая Рубцова». На каждую такую книгу уходят месяцы, а иногда и годы.

«Ни об одном эпизоде биографии поэта нельзя сказать, что он на 100 процентов закрыт»

Каждая книга – это исследование, дополнение фактов биографии, которое рождается благодаря встречам, телефонным разговорам, переписке с очевидцами, работе в государственных и личных архивах в разных городах. Например, в Государственном архиве Архангельской области обнаружилась масса интересных документов, которые послужили материалом для книги «Поэт Николай Рубцов и Северо-Западное книжное издательство», где приводится документальная история издания сборников «Лирика» и «Душа хранит». Там я нашел служебную переписку, телеграммы по поводу издания книг – эти материалы ранее нигде не публиковались. Здесь у Рубцова было много препятствий, и не только в плане редактуры – даже гонорар полностью не хотели выплачивать. Ему помог поэт Александр Романов, тогда руководивший Вологодской писательской организацией.

В Архангельске мне удалось попасть в архив ФСБ, где сохранились документы по отцу поэта Михаилу Андриановичу Рубцову. К его 130-летию я выпустил книгу, посвященную именно ему: раскрыл карьеру, военную судьбу и отчасти личную жизнь отца поэта. В архиве удалось поработать всего полдня, ничего нельзя было фотографировать, разрешили только делать выписки от руки из его следственного дела. Оно сохранилось, только потому что статья, по которой его пытались осудить, была политическая, 58-я. Я познакомился с опросными листами, объяснительными записками, протоколами очных ставок. Благодаря этому узнал адреса семьи Михаила Рубцова, о том, где и когда он работал, за что его арестовали и так далее. Это были уже не легенды, а документально подтвержденные факты, которые помогли снять многие вопросы. Фестиваль «Рубцовская осень»

Новая информация о Рубцове появляется регулярно, и ни об одном эпизоде его биографии нельзя сказать, что он на 100 процентов закрыт. Долгое время думали, например, что единственная видеозапись Рубцова – документальная съемка во время поездки писательской организации по Волгобалту в 1967 году. Переехав в Череповец, я познакомился с журналистом Риммой Мининой, лично знавшей Рубцова, и она рассказала, что однажды поэт выступал в череповецкой телестудии. Обратился к руководству череповецкого ГТРК с просьбой помочь найти эту запись, и в 2007 году ее обнаружили. Это были 29 секунд хроники 1970 года, где поэт на трибуне читает стихотворение «Поезд». Я презентовал эту запись на фестивале «Рубцовская осень», ее тогда увезли с собой все руководители рубцовских центов страны и дочь поэта Елена Николаевна. А потом оказалось, что телеоператор Александр Тихомиров, который снимал кинохронику с Рубцовым, и сегодня живет в Череповце. Так и появляются новые сюжеты для исследовательских работ.

Считалось также, что у Рубцова мало флотских фотографий, а сейчас их найдено очень много – их сохранил его сослуживец по фамилии Перфилов, с которым они вместе служили на эсминце «Острый». Обнаружились и документы об организации похорон Рубцова – их сдал в архив поэт Александр Романов. Вологодская писательская организация заказывала автобус и громкоговоритель для трансляции траурной музыки. Это уникальный случай – документов такого рода не сохранилось более ни об одном поэте Вологодской области.

«Никогда не делал из Рубцова иконы»

Конечно, после смерти Николая Михайловича опубликовано много такого, чего он сам при жизни никогда не напечатал бы, например, черновики или личные письма. Но, есть и такая точка зрения: всё, что касается поэта, должно быть открыто. Так считал Михаил Суров, который в своих книгах опубликовал всё, что смог найти. А я, когда меня просят сделать подробное описание жизни Николая Рубцова, говорю: рано, мы стольких фактов его биографии еще не знаем.

Считаю, что исследователи в первую очередь должны опираться на документ и только потом – на воспоминания. Для меня, историка по образованию, это очень важно. В каждой своей статье или книге стараюсь преподносить читателю что-то новое – документ, фотографию, точку зрения, при этом пытаюсь внести в рассказ какое-то подобие интриги. Никогда не делал из Рубцова иконы, видя все шероховатости его жизненного пути, но я против того, чтобы образ поэта как-то очернялся. Поэтому надо помнить, что истиной в последней инстанции здесь не владеет никто. А тем, что я для себя называю «особинками Николая Рубцова», нужно еще долго заниматься, сводя все эпизоды в стройный поток биографии.Леонид Вересов и Ольга Фокина

«Вместе с ним и я в просторе мглистом уж не смею мыслить о покое…»

Материал иногда сам ко мне идет. Так, изучая личный архив Сергея Дмитриева, одного из череповецких исследователей творчества Рубцова, ушедшего из жизни два года назад, нашел интересное письмо. Его автор восторгается сборником «Душа хранит», и там необычная подпись: «Твой Потанин». В рубцововедении нет такого имени, никто про него не писал. А я выяснил, что это письмо писателя из Кургана Виктора Фёдоровича Потанина. Нашел его координаты, созвонился и записал наш разговор о Николае Михайловиче, послуживший темой для новой статьи. У Виктора Потанина сохранилась телеграмма от Николая Рубцова, где он поздравляет его со Старым Новым годом, датированная 13 января 1971 года, – это последняя известная на данный момент телеграмма, отправленная поэтом. Еще он прислал мне неизвестный автограф Рубцова, оставленный на форзаце сборника «Душа хранит» в апреле 1970 года, когда Виктор Потанин приезжал после московского съезда писателей в Вологду в гости к Виктору Астафьеву и Василию Белову.

Иногда в исследованиях просто «запрыгиваешь в последний вагон уходящего поезда». Так случилось с информацией о брате Николая Михайловича – Борисе. О нем долгое время почти ничего не было известно – только то, что он жил на хуторе Солдатском Краснодарского края. Это сведения из записных книжек Рубцова. Написал в село Успенское письма – в литературное объединение, в военкомат, в библиотеку. Мне позвонила сотрудница библиотеки Татьяна Олейникова, рассказавшая, что её свекор Дмитрий Тимофеевич Олейников, уже очень пожилой человек, когда-то с Борисом служил в армии, и тот вместе с ним уехал после дембеля в Краснодарский край. Мы созвонились, и получилось много новой информации, так появился материал о брате Николая Рубцова Борисе.IV Всероссийские Беловские чтения

Вообще мои исследовательские интересы не ограничиваются Рубцовым. С 2010 года я руковожу череповецким филиалом Вологодского Союза писателей-краеведов, с 2016 года – член Союза писателей России. Мною написаны и опубликованы десятки работ по литературному краеведению: по творчеству Василия Белова, Сергея Чухина, Леонида Беляева, Сергея Орлова, Вилиора Иванова, Николай Кузнецова и других наших писателей и поэтов. Особенность этих материалов – они написаны с позиций не литературоведа, а историка литературы. По мере возможности публикуюсь в общероссийских журналах, выступаю на чтениях и конференциях, и моя краеведческая деятельность не исчерпывается литературой. Но, конечно, жизнь и стихи Николая Рубцова проходят «красной нитью» в моем творчестве, ради этой темы готов оставить уже почти готовый материал о ком-то другом.

К нынешнему фестивалю «Рубцовская осень» готовлю новую книгу – этой моей «традиции» уже несколько лет. На сей раз будет исследование прощания с поэтом Николаем Рубцовым, начала его пути в бессмертие. Уверен, что в год 50-летия гибели поэта эта тема заинтересует многих. Основой книги станут записи вологодского поэта Леонида Патралова, сделанные во время похорон поэта.

«Чувствую самую жгучую, самую смертную связь…»

С дочерью поэта Еленой Николаевной Рубцовой мы общаемся на рубцовских мероприятиях, непременно дарю ей свои новые книги, тем более что некоторые из них ей и посвящены… Она привозила на «Рубцовскую осень» в Вологду и в Никольское своих дочерей. Знаком и с детьми брата поэта Алика – Мариной Фазановой и Николаем Рубцовым. Однажды на фестивале представил его публике – он человек скромный, не медийный, работает строителем, но журналисты сразу его окружили и стали задавать вопросы о том, как живется тезке поэта...Конференция «Русский Север». Тотьма, март 2021. Фото ТМО.

В Вологде жила вторая семья отца Рубцова, в том числе трое сводных братьев Николая Михайловича. Алексей – он уже ушел из жизни – был главным инженером на Вологодском подшипниковом заводе. Александр, самый младший, работал таксистом, сейчас живет в Можайском. Рассказывал, что Николай ласково называл его «Сано-волосано» и давал железный рубль на мороженое. В Череповце нашел адрес сестры Рубцова Галины Михайловны Шведовой – мы познакомились, много общались и даже сделали профессиональную видеозапись ее интервью о брате.

В рубцововедении еще много неисследованных тем, которыми стоит заняться. Про себя могу сказать, что чем больше погружаюсь в поэзию и биографию Рубцова, тем больше возникает разных вопросов, неочевидных для простых любителей поэзии. А значит, есть над чем работать и куда двигаться, есть чем удивлять. Единственное – хочется, чтобы молодежь больше подключалась к исследованиям с такой же увлеченностью, какую демонстрирует старшее поколение ценителей стихов Николая Рубцова.


В свежем номере:

Плюсануть
Поделиться
Класснуть
Запинить