12+
Журнал о культуре Вологодской области

Не отказалась от мечты: актриса Любовь Губернаторова о сцене, призвании и современности

2021 Зима

Кристина Страмова

Любовь ГубернатороваВ 2021 году исполнилось 10 лет Молодежному экспериментальному театру-студии «Сонет». За это время учреждение дало творческий старт более чем 500 воспитанникам, которые обучались в его стенах актерскому мастерству. В репертуаре театра есть спектакли и для детей, и для взрослой публики. Художественный руководитель «Сонета» – Любовь Губернаторова. Она же – ведущая актриса, исполняющая роли в спектаклях «Нежность», «Руфь», в литературно-музыкальных композициях «Не отрекаются, любя», «Такому, знать, молятся…».

В интервью журналу «Сфера» Любовь Николаевна рассказывает, почему она в юности не отказалась от мечты стать актрисой, несмотря на череду трудностей и неутешительный вердикт режиссеров: «У нас уже есть актрисы вашей фактуры». Сама она, кстати, режиссером быть не хотела, но ее творческая судьба пошла именно этим путем. Сейчас Любовь Губернаторова сама пишет пьесы и ставит по ним спектакли.

Любовь Николаевна, на презентации книги Ольги Фокиной «Семьиструнка» вы обмолвились, что родились в «шестьиструнке». Расскажите о себе, своей семье. Был ли в ней какой-то вектор, направляющий в театр?

Я родилась в деревне Василёво Сокольского района в большой семье, состоящей из «шести струн» – мамы, папы и четырех дочерей. Конечно, я задавалась этим вопросом: почему театр? Никто из моих родственников не связан с актёрской профессией, но отношение к культуре они имеют. Прабабушка, имевшая два неполных класса образования, читала мне наизусть Некрасова. Быть может, именно это и пробудило интерес, а впоследствии и любовь к поэзии?

Дедушка был лучшим гармонистом в деревне, его приглашали на все праздники. Папа – очень артистичный по натуре мужчина, хотя и работал всю жизнь трактористом. Мама трудилась в Доме культуры деревни Василёво Сокольского района.

Когда я заканчивала школу, мне хотелось, чтобы моя будущая профессия была связана именно с культурой. Уже тогда я мечтала стать актрисой. После моего десятого класса мы с мамой съездили в Ярославль – город мне страшно понравился, по-другому и не скажешь. Но папа не отпустил меня в театральный, сославшись на стереотип, что актриса – это не профессия, и в жизни такие навыки не пригодятся. В результате родители «определили» меня на филфак в Вологодский педагогический институт. Я послушалась и поехала сдавать экзамены. Для поступления мне не хватило одного балла, но на следующий день должен был состояться конкурс направлений, которое у меня тоже было, ведь педагоги в селе нужны. Однако в отделе образования администрации Сокольского района на руки мне направление не выдали, сказав, что отправят его почтой. Поэтому я должна благодарить Почту России, которая доставила мой документ с опозданием на один день, когда конкурс уже прошел и списки поступивших были составлены.

Удачное стечение обстоятельств! А дальше что?

Целый год я провела дома, в Василёво. Конечно, работала – и в Доме культуры, и на почте. А потом поступила в Вологодское областное училище культуры в Кириллове, на специализацию «Режиссура театра». Благополучно окончила, но так как хотела быть именно актрисой, а не режиссером, то поехала на прослушивание в Ярославский государственный театральный институт.

Я читала отрывок из рассказа Чехова «Глупый француз», басню Михалкова «Две подруги» про крысу и мышь, пела песню под гитару на стихотворение Анны Ахматовой «Сероглазый король». Прошла и, конечно, очень обрадовалась. Потом начались вступительные испытания – экзаменаторы учитывали ритмику, пластичность, музыкальность, слух, голос. Помню, каким томительным было ожидание: педагог перечислял всех, кто прошёл, а остальным говорил «спасибо». И вот это «спасибо» – оно такое страшное… В общем, я успешно сдала экзамены и поступила, а отучившись, вместе с однокурсниками рванула в Москву. Но на пробах в театре мне сказали: «Всё здорово, вы молодец, но у нас уже есть актрисы вашей фактуры». К вологодским режиссерам я тоже ходила на прослушивания, но безрезультатно.

Итак, мне 24 года, и я снова стою на пороге своей деревни. Это было трудно. Представьте, уехать, поступить в театральный – это же история Фроси Бурлаковой! – а потом вернуться... Я год проработала в Василёвском ДК. А в 2004 году начальник Управления культуры Сокольского района Галина Селиванова и поэтесса Полина Рожнова предложили мне поехать в Сокол работать в профессиональном театре «Анима», художественным руководителем которого был Сергей Куваев. Я поехала, и меня взяли. Мы тогда колесили со спектаклями по всей области на старом дырявом зеленом автобусе – такие «романтики с большой дороги».

Когда Сергей Георгиевич ушел из театра, мне предложили самой поставить спектакль. За полтора-два года родилось три спектакля для детей и два для взрослых. Потом случился кризис в стране, и нам, трём актерам, выдали документы, в которых было написано, что театр ликвидируют в связи с оптимизацией. Когда я в Центре занятости говорила, что ищу работу актрисы или режиссера, меня переспрашивали: «Кого?» В перечне вакансий там не было таких должностей...

Поэтому моим следующим местом работы снова стал Дом культуры, правда, уже в Соколе (сейчас он называется по-другому – «Информационно-общественный и культурный центр»). Я проработала там чуть больше года, а потом мне позвонила Людмила Алёшина, преподаватель театральных дисциплин областного училища культуры, и спросила, не хочу ли я поработать в театре «Сонет», новом, еще никому неизвестном. «Конечно, хочу! – без раздумий ответила я. – Хочу работать не режиссером массовых мероприятий, а актрисой – по профессии, которой я училась!».

Ваш творческий путь в «Сонете» начался с моноспектакля «Царь-девица» по поэме-сказке Марины Цветаевой. Каково это: быть совершенно одной на сцене перед зрителем?

Творческий путь Любови Губернаторовой в «Сонете» начался с моноспектакля «Царь-девица» по поэме-сказке Марины ЦветаевойПремьера «Царь-девицы» состоялась 26 марта 2011 года. До этой постановки на сцену я не выходила больше года – это пропасть. Спектакль шел час и сорок минут, мне было очень сложно. Но у меня есть правило: «Если ты хочешь, то ты выйдешь и будешь играть».

Однажды я пригласила на спектакль студийцев группы «Искусство речи», которую я вела на тот момент в «Сонете», и после просмотра попросила их поделиться впечатлениями. «Было интересно, но я многого не понял», – признался один из них. И это неудивительно: слог и ритм Марины Цветаевой трудно воспринимать на слух. Но я жалею, что сейчас этого спектакля нет в репертуаре «Сонета».

«Царь-девицу» я представляла на «Цветаевском костре», с этим моноспектаклем участвовала в Открытом всероссийском фестивале литературного театра «Кот-баюн» в Череповце, где стала обладательницей награды за лучшую женскую роль. А вообще я не люблю говорить об успехах – всё идет так, как идет. Не сидишь на месте – значит, молодец. На фестивалях и конкурсах я получаю опыт, и мне это очень нравится.

В «Сонете» идёт спектакль, посвященный творчеству Вероники Тушновой «Не отрекаются, любя...», где вы поете и играете на гитаре. Я знаю, что в ваш репертуар также входят песни на стихи Ольги Фокиной и Инги Чурбановой.

Помню, в театральном институте преподаватель дал задание написать музыку. Но как это сделать, если ты даже нот не знаешь? Я же не профессиональный музыкант, у меня нет соответствующего образования – играть на гитаре меня научили ребята в училище культуры. Мелодию я не придумываю, не подбираю специально – она рождается из стиха и выливается в звучание гитары.

С Вероникой Тушновой вот как вышло – я прочла стихотворение, и оно запелось. А потом еще одно. Дальше я сборник купила. По творчеству Ольги Фокиной есть отдельная литературно-музыкальная композиция «Такому, знать, молятся…». Читать и петь ее стихи мне нелегко – теряется голос и наворачиваются слезы. Это трепет и боль, сожаление о прошлом, которое не изменить. И, конечно, тема мамы, тема дома – она всегда со мной. Сенокосы, леса, поля – это всё такое родное…

Близкие следят за вашим творчеством, бывают на спектаклях?

Мама приходит по возможности, сестры и дети – тоже. Папа не бывал, но он всегда интересуется, куда я съездила, где и что сыграла, волнуется за меня.

В дочерях я вижу свое творческое продолжение. У старшей прекрасный голос. Она занимается вокалом, успешно выступила на конкурсе в Москве. У младшей – потрясающая память, она моментально учит стихи. Ей сейчас пять. Не так давно она участвовала в конкурсе чтецов, хотя до этого никогда не выходила на большую сцену. Дома Олеся говорит: «Мама, можно мне поработать у тебя в театре?».

Хочу ли я, чтобы дочери пошли по моим стопам? Не могу однозначно ответить. Для детей хочется трудностей поменьше и профессию полегче.

Как вам удаетcя совмещать деятельность художественного руководителя, режиссера, актрисы?

Таковы условия работы не только в нашем театре, а в сфере культуры и искусства в целом – надо совмещать. Для постановки спектаклей мы вынуждены искать пьесы, которые соответствуют нашей труппе и помещению, как бы странно это ни звучало. С современной драматургией работать непросто: нужно платить за авторские права, а такой возможности у «Сонета» нет. Но иногда складывается ощущение, что чем хуже условия, тем лучше получается результат. В прошлом году, когда все театры оказались на карантине, по плану в «Сонете» мы должны были поставить детский спектакль. Пьесы подходящей не было, и я написала её сама. Получилась музыкальная сказка «Кто заменит Снегурочку?», для которой Юрий Всеволодович Загрядкин сочинил стихи и музыку.

А ещё Вологодское областное отделение ВДПО одержало победу в конкурсе Фонда президентских грантов. Мы были партнерами проекта, и в декабре состоялась премьера детского спектакля «Друг наш добрый – Уголёк» на тему противопожарной безопасности. Эту пьесу я тоже написала сама.

Как бы вы охарактеризовали зрителя театра «Сонет»?

Дети, которые приходят на спектакли, добрые, заинтересованные, открытые. Когда в «Сонете» был проект «Урок патриотизма», посвященный Великой Отечественной войне, они выходили из зала со слезами. Взрослые зрители тоже особенные. Слезы – это всё-таки очень здорово. Я верю, что это очищение. Можно прийти в театр, поплакать или насмеяться до слез, очиститься и пойти дальше – жить. Вот, бывает, иду по улице и замечаю, что люди серьезные и хмурые. А со спектаклей они выходят другими. Иной раз в таком выразительном молчании, что и говорить ничего не надо.

Вы играете главную роль в этнографическом спектакле «Родная мать» в музее «Семёнково». Спектакль основан на реальных событиях – это невыдуманная история семьи Дудниковых из Устюжского уезда. В постановке заняты как профессиональные артисты, так и волонтеры музея «Семёнково». Расскажите об этом опыте.

Любовь ГубернатороваАнтропологический спектакль создан в рамках проекта «Право на судьбу» – победителя XIII грантового конкурса «Меняющийся музей в меняющемся мире» в престижной номинации «Музейный старт». Сценарий постановки написал заведующий научно-экспозиционным отделом музея «Семёнково» Дмитрий Мухин. Зрители становятся свидетелями истории, случившейся в крестьянской семье в конце XIX века, ощущают переломный момент, когда раздел имущества способен разрушить мир между братьями, и убеждаются, что материнская любовь способна на всё. Я получаю огромное удовольствие от этой работы. Это замечательный эксперимент. С этим спектаклем мы ездили в Москву, участвовали в проекте «Theatrum 2019».

Говорят, что актер, как и театр, не имеет права быть несовременным. Что значит, по-вашему, быть современным?

Это значит жить в ногу со временем – так ведь пишут в учебниках? Чтобы быть современным, не обязательно устраивать какой-то модерн и «ходить вверх ногами». Нужно быть близким людям, которые живут сегодня. Чувствовать и понимать, слышать, что их волнует и тревожит, наблюдать, как они относятся к тем или иным событиям. Если вернуться к театру, то это не обязательно должна быть драматургия сегодняшнего дня. К примеру, события, о которых говорится в спектакле «Родная мать», крайне современны и сейчас.

Поделитесь творческими планами

С труппой театра ставим спектакль для подростков. Именно для этой аудитории в репертуаре «Сонета» еще ничего не было. Я связалась со своим педагогом по театральному мастерству из Ярославского театрального института, режиссером Андреем Виноградовым, и попросила его подобрать нам пьесу, в которой была бы одна мужская и пять женских ролей. «Ну и задачки ты ставишь», – ответил он и отправил пьесу, которую написал вместе с женой. Это сверхъестественная история из жизни птиц и людей: девочка, которую не принимают в обществе, вдруг обнаружила, что может разговаривать с вороной… Рабочее название спектакля «Алиса», он для подростков и про подростков, а ещё про любовь к жизни. Премьера состоится весной следующего года.

 

 


В свежем номере:

Плюсануть
Поделиться
Класснуть
Запинить
-->