12+
Журнал о культуре Вологодской области

Марина Колосова: «Мне нравится, что в кружеве можно выразить себя»

2022 Весна

Марина КолосоваВологжанка Марина Колосова три года назад открыла онлайн-школу по кружевоплетению, а спустя некоторое время – еще и студию в Вологде. В окружении авокадо, фиников и маракуйи, которые растут себе спокойно под стук коклюшек, Марина рассказала о поисках кружевной истины, создании своего дела с нуля, неожиданных источниках вдохновения и, конечно, об ученицах из России и других стран.

Марина, как ты стала кружевницей?

Первый раз я попробовала плести кружево еще в детском саду. Помню четко, как перечисляла воспитателям и маме все кружки, которые хочу посетить, и там было кружевоплетение. Так я и узнала про кружево. Через какое-то время кружок закрылся, но интрига осталась, потому что на последних занятиях мастер показывала нам большие изделия. Ну как большие – бабочек кружевных, но для меня тогда это было «вааау, бабочка!», ведь мы плели тонкие ниточки на четырех коклюшках, и я была просто в шоке, когда мастер сказала, что другие дети плетут из восьми пар коклюшек и больше.

Интрига осталась, но долгое время я кружевом не занималась – в школе думала, что этому никто не учит, а после искала себя в разных профессиях. И вдруг узнала, что в Губернаторском колледже народных промыслов преподают кружевоплетение для взрослых. Сначала я целый год отходила в этот вечерний кружок, а потом еще через год, обмозговав ситуацию, захотела получить образование и поступила в колледж. Мне все это очень нравилось, я чувствовала себя как рыба в воде рядом с кружевом. При этом я столкнулась с множеством стереотипов. Мне говорили, что это не востребовано, что кружевницы мало получают, кто-то прямым текстом сказал, что я учусь на безработную….

Но я была счастлива, и у меня все очень хорошо получалось. Я вышла из колледжа с красным дипломом кружевницы и вышивальщицы. Пока училась, участвовала в разных конкурсах, везде меня брали, и я много где побывала. В 2017 году, сразу после окончания колледжа, меня позвали работать в Музей кружева. Вот так: училась на безработную, а ни разу в жизни работу не искала – везде меня приглашали.

Что дала тебе работа в музее?

Опыт работы с разными людьми. Я занималась не только музейной деятельностью, но и вела занятия в студии при музее, проводила мастер-классы, участвовала в программах «Ночи музеев». Я могла и с группой в 30 человек что-то поплести, и детсадовцев привлечь на свою сторону, и провести индивидуальное занятие в один день. Со временем у меня появились свои фишки, я поняла, как лучше объяснить те или иные вещи, и могла найти подход к любому человеку, даже если он сильно сопротивлялся: «У меня не получится. Все плохо. Я все испорчу».

И конечно, в это время я получала опыт у других мастеров. Когда учишься в колледже, то находишься в капсуле: с тобой занимается один мастер, и тебе кажется, что все кружевницы плетут, как показывает он. Когда я вышла из колледжа, то словила мощнейший когнитивный диссонанс – в музее моя коллега старшего возраста Иля Верещагина плела по-другому. Речь идет о каких-то своих приемах, например, как заканчивать изделия, как соединять различные элементы. Такие небольшие секреты есть у каждого мастера.

Естественно, я хотела выяснить, где же истина… и пошла еще к третьему мастеру, чтобы совсем запутаться (смеется). Читала книги, всех расспрашивала и поняла, что истины не существует – нужно самой выбирать приемы, которые помогут плести лучше. Кружево должно быть качественным, как это сделать? Так, как в колледже, или как я вот только научилась? Много времени и сил ушло на переработку знаний, и появилось то, чему я собственно сегодня и обучаю.

Как пришла идея онлайн-школы кружевоплетения?

Я проработала в музее два с половиной года, и еще во время работы завела блог, чтобы продавать кружево, которое плела. И заметила, что людям больше интересны не мои изделия, а то, что у меня есть образование, и я могу учить. Меня читали женщины из других городов, которые не имели возможности обучаться у мастера, в их регионе не было развито кружевоплетение. Они заинтересовались мной как потенциальным преподавателем. Так что все получилось достаточно стихийно, я не настраивалась на это… А теперь школе уже больше трех лет.

Это правда было так просто, как ты рассказываешь? До пандемии онлайн-школы не были популярны, а про систематическое обучение вологодскому кружеву онлайн я тогда точно не слышала.

Не сказала бы, что это было просто – меня ужасно трясло, ведь я все делала одна. Я стесняюсь говорить, что моя школа – первая, потому что это выглядит высокомерно. Но тогда, действительно, похожего ничего не нашла. Когда я думала над тем, как все организовать, то искала похожие проекты – да, были индивидуальные онлайн-занятия, можно было что-то посмотреть в интернете, но в целом опереться на чей-то опыт я не могла. Я очень волновалась, но видела запрос, постоянно общалась с подписчицами, и многие мечтали обучиться кружевоплетению, но у них не было возможности.

Я записывала видеоуроки и выкладывала их в закрытой группе ВКонтакте – сейчас их накопилось больше 120. Ученицы оплачивали доступ на месяц, смотрели урок, плели по заданию и отправляли результат мне. По фотографиям я очень хорошо определяла, где они ошиблись, что можно улучшить, и давала обратную связь.

Расскажи о своих ученицах? Сколько их, кто они по профессии? Из каких городов? Чем объясняют свое желание обучиться ремеслу?

О, тут очень большой разброс – это и молодые девушки, и достаточно взрослые женщины – где-то от 25 и 60 лет. Многие из них знакомы с кружевом с детства – у них плели мамы, бабушки, некоторые открыли промысел сами. Большинство тех, кто интересуется кружевом, – рукодельницы, они уже что-то умеют делать руками: ткут, вяжут, шьют. Все они хотят сплести что-то для себя, в подарок, украсить дом. Конечно, заказы тоже выполняют, но не на поток.

По географии – речь идет не только о России, но и о других странах. Германия, Финляндия, Израиль, Бельгия, Новая Зеландия, Италия, Дания… Это русскоговорящие ученицы – они или переехали, или уже родились не в России, но знают язык и интересуются культурой и ремеслами. Есть у меня и девушка из США, которая не говорит по-русски, но учится уже продолжительное время. Общаемся с ней на английском.

Статистику по количеству я не вела, сейчас онлайн занимаются 26 учениц, самое большое – 50 учениц одновременно. Некоторые еще с самого основания, потому что я выкладываю новые уроки, статьи и полезные материалы.

С чем они выходят после обучения в онлайн-школе?

Я не люблю жесткие рамки, поэтому и ушла от найма, и, видимо, мое свободолюбие касается всех сфер. Мои ученицы заканчивают обучение, когда получают то, что им нужно. После школы они умеют плести вологодское кружево, хорошо знают азы и могут создавать изделия самостоятельно. Кто задерживается надолго, проходит все уроки, может плести сложные изделия, принимает участие в конкурсах – сначала под моим присмотром, а потом уже без всякой помощи. Конечно, важна обратная связь. Это тоже дело добровольное, но без обратной связи прогресс не такой быстрый, а кружево получается не таким качественным. С прошлой весны я начала подталкивать учениц к участию в конкурсах, это стимулирует, и в первом же конкурсе моя кружевница заняла первое место, потом пошли и другие призы.

Когда появилась студия «Кружевника» в Вологде? Сколько в ней групп?

Я очень люблю шутить: 7 марта 2020 года я открыла студию и практически сразу закрыла. В тот момент я ушла из Музея кружева – стало тяжело совмещать работу и онлайн-школу. Мои ученицы в музее хотели продолжать обучение у меня и начали прозрачно намекать: мол, Марина, если бы ты где-то вела занятия, мы пришли бы к тебе. Но я сомневалась, было много страхов, пока однажды одна женщина чуть ли не помещение нашла для меня. Это был конец зимы, я сидела, размышляла, что вот-вот начнется весна, лето – мертвый сезон для обучения, и если я что-то не сделаю сейчас, то потом будет поздно. В один день мне как в голову ударило: пора! Я сразу нашла первое помещение на Комсомольской (после пандемии студия работает на Чернышевского, 29 – прим. ред.), купила мебель и за семь дней оборудовала студию, а 7 марта прошло первое занятие.

Опять же, было страшно, в голове вопросы: кому это нужно, кто ко мне пойдет? Тем более, я частник, и цены мне все равно приходится делать чуть выше, чем в студиях при учреждениях. Я настроила таргетированную рекламу ВКонтакте и набрала за два часа 40 заявок! Я была в ужасе – в студии столько подушек не было! А хотела найти всего 15 учениц…

Пара занятий состоялась, а потом начался локдаун. Я занималась онлайн-школой, но при этом была уверена, что открою студию снова. Когда в конце лета стали снимать ограничения, возникла еще одна проблема – многие уехали отдыхать. Из 40 учениц у меня осталось 10. Это был достаточно сложный момент, особенно финансово, но с сентября пришли новые ученицы, и мы стали заниматься. Сейчас у меня три группы кружевоплетения – 30 человек, и еще я веду курсы проектирования – создания сколков. Пока что это первый опыт, поэтому я набрала группу из бывших учениц, которые уже знают, как плести, чтобы обкатать новую программу, посмотреть, в чем недостатки, получить обратную связь. С сентября открою обучение сколкам для всех желающих.

Что отличает студию? Какая здесь атмосфера? Чем привлекает кружевоплетение взрослых вологжанок?

Я заметила, что к мастерам приходят похожие на них люди, поэтому у меня более молодая аудитория. Многие говорили мне позже: мы пошли, потому что видели, что с тобой, наверное, можно будет поговорить обо всем, расслабиться и в то же время обучиться новому. И это правда, у нас дружественная атмосфера, мы обсуждаем не только кружево, отмечаем праздники, шутим, у нас есть время на отдых. Я стараюсь вести уроки с юмором, подбирать такие объяснения, чтобы все получалось с первого раза. В тоже время я всегда говорю, что для меня главное – качество, и многие кружевницы, которые плетут уже достаточно давно, приходят ко мне улучшить навык. Я не считаю свою студию ординарной – даже само пространство: мы сидим в мини-ботаническом саду. В какой-то момент я начала высаживать косточки разных растений и позже перенесла их в студию. Маракуйя, кофе, мушмула, личи, финик, двухметровый авокадо…

В основном у моих учениц уже есть семьи, дети, и занятия в студии для них – время на себя. У многих очень серьезные профессии, требующие большой ответственности, и они говорят, что им не хватает креатива, расслабленности, творческого потока. Им хочется отдыхать и получать удовольствие от процесса.

Я – за современный подход и самовыражение. Я обожаю кружево и уважаю народную культуру, но народником себя не чувствую, и многим ученицам это близко. Мне очень нравится стиль Ульяны Сергеенко, которая объединяет русские мотивы с современными трендами. В ее платьях из елецкого и вологодского кружева появлялись Бейонсе, Наталья Водянова, Эмилия Кларк. И когда я слышу, мол, кружево носят только бабушки, сразу хочу показать Бейонсе и сказать: как вам эта бабушка?

Что для тебя кружевоплетение? Что ты в нем находишь уже столько лет?

Когда я еще не плела сама, а только хотела, мне очень нравились ажурность и огромное количество деталей в кружеве, его хрупкость и изящество. В музее я часто поднималась в постоянную экспозицию, чтобы вдохновляться, хотя тогда вроде бы уже все знала вдоль и поперек. И все равно, чем больше вглядываешься, тем больше деталей и необычных переплетений находишь. И хотя здесь нет ни единого узелка, все крепко держится. Вологодское кружево славится своим качеством – оно очень плотное. В музее мне часто задавали вопрос: вы свое кружево крахмалите? Не крахмалим, а хорошо подтягиваем!

Еще мне как человеку творческому нравится, что кружево, как пластилин, можно сделать кружевным все что угодно. Для меня творчество – это выражение эмоций, внутреннего мира и своих чувств. И все это можно отразить при проектировании сколка. Сколок же, когда на него смотришь, все равно создает определенное настроение. Бывает статичный узор, спокойный, бывает, наоборот, динамичный, словно в движении. Бывает что-то монументальное, мощное, и ты думаешь, это сделал, наверное, очень серьезный человек, он очень серьезно относится к жизни. А есть что-то нежное, летящее, элементы необычно перемешаны, и понимаешь: у человека очень интересный внутренний мир. Всегда любопытно разглядывать сколки и пытаться разгадать характер автора. Проектирование – это чистое творчество, и мне очень нравится, что в кружеве можно выразить себя.

Расскажи о своих изделиях? Ты плетешь что-то для себя или на заказ?

Я люблю необычные заказы – не просто традиционный воротничок, а что-нибудь интересное. Например, в прошлом году плела абакус. Это такие счеты по ментальной арифметике. Одна из организаций проводила олимпиаду, и панно стало подарком победителю.

Вообще люблю «пожестить» в кружеве, усложнить себе задачу. Например, плела недавно семью снегирей на ветке – сколок элементарный, но там цвет нитей меняется четыре раза. Технические моменты сложно объяснить обычным людям, но кружевницы поймут, о чем речь.

Вообще я делю людей на практиков и тех, кто плетет ради спортивного интереса. Практики приходят с готовой целью: есть платье, хотелось бы к нему воротничок. Для вторых главное – азарт: неважно, воротник это или брошка, важно, какой рисунок, и получу ли я удовольствие, работая над ним. А буду я это носить, вопрос…

Для себя я плету мало, в основном какие-то мелкие, акцентные вещи: чокер, браслет, заколка…

Что тебя вдохновляет на творчество? В одном из интервью ты упоминала в качестве источника вдохновения канализационные люки…

Да, я была счастлива, что это написали. Серьезно – идешь, бывает, и такой красивый, расписной… канализационный люк. И сразу думаешь: какая хорошая фоновая решетка. Сфотографируешь. Приходишь в поликлинику, а там такой линолеум необычный… Ученица пришла, а у нее кружевной рукавчик – кружево китайское дешевое, а узорчик прикольный. Опять щелкаешь. Если всё это не складывать далеко, то идеи вполне себе воплощаются. И конечно, важна насмотренность, поэтому хорошо подписываться на всех кружевниц, особенно на иностранных, потому что кружево у них очень отличается от нашего, и это дает развитие и новые идеи.

А есть какие-то работы вологодских кружевниц, которые тебе особенно близки?

Я люблю кружево Галины Никитичны Мамровской и даже примкнула к одной ее работе. В 2018-м к Году экологии она создала панно «Спаси и сохрани», я выплетала для него часть водной глади – волны и водоросли. Так что я прикоснулась к этому шедевру и была очень счастлива. Я люблю ее «нежные» работы, где кружево необычное – по форме, по переплетениям, с множеством мелких деталей. Например, «Материнская нежность». Очень тонкая и красивая работа.

Ты часто участвуешь в конкурсах? Как вообще относишься к соревнованиям?

Я не люблю конкурсы готовых изделий из-за жестких временных рамок, меня больше привлекают те, где нужно за определенное время создать изделие по сколку. Потом сравнивают качество плетения всех участников. В конце прошлого года как раз выиграла в подобном конкурсе – он назывался «Киришский сувенир» и проходил дистанционно. А вообще, что касается конкурсов, фестивалей, каких-то проектов, я их стараюсь не пропускать, потому что очень люблю испытывать себя в новых условиях и показывать, на что способны мои ученицы.

Юлия Шутова

 


В свежем номере:

Плюсануть
Поделиться
Класснуть
Запинить
-->