12+
Журнал о культуре Вологодской области

Татьяна Касьяненко об «Эгоисте», загадочных ножах и этикете за столом

2019 Весна

Влада Кустова

Самовар «Эгоист» конца XVIII векаОбычно выходишь из музея такой себе просвещенный, с чувством радости от новых впечатлений и открытий, от встречи с прекрасным, так сказать. Но что-то пошло не так после разговора с Татьяной Касьяненко о коллекции посуды в ее музее. Татьяна Владимировна с таким упоением рассказывала о традициях чаепития, о том, как подавали сыр и икру и с чем купцы ели блины на Масленицу, что из музея я вышла … голодной (но и просветленной, конечно).

В «Мире забытых вещей» посуды немного: небольшая коллекция фарфора, столовые приборы, самовар. И истории этих вещей, к сожалению, потеряны – кому они раньше принадлежали и где обитали, неизвестно. Но Татьяна Владимировна с легкостью «воссоздаст» портрет их владельца. Например, самовар «Эгоист» конца 18 века неслучайно стоит в «кабинете хозяина» – экспозиции, посвященной писателю Павлу Засодимскому. Такой самовар дворянин вполне мог взять с собой в дорогу или путешествие. Кстати, в усадьбе Суворова в Кончанском Татьяна Владимировна видела подобный самовар. Эта усадьба во многом новодельная, но в деревянном кухонном флигеле подлинные предметы. И «Эгоист» Суворова – предмет особой гордости хранителей.

«Эгоист» из «Мира забытых вещей» был отлит/произведен на фабрике братьев Сомовых в Туле. В этом миниатюрном самоваре можно вскипятить только 750 мл воды, поэтому он рассчитан на одного человека. Хотя, кажется, вполне можно поделиться еще с кем-нибудь…

– Это сейчас мы пьем по чашечке, – возражает Татьяна Владимировна, – а раньше чаепитие было процессом и сопровождалось целой церемонией со своим заведенным ритуалом. Гости и домочадцы садились за круглым столом, хозяйка или ее старшая дочь разливали чай. Все было неспешно, без суеты, за чашкой чая завязывалась непринужденная беседа. Помните в «Онегине»: «Смеркалось; на столе, блистая,//Шипел вечерний самовар,//Китайский чайник нагревая;//Под ним клубился легкий пар.//Разлитый Ольгиной рукою,//По чашкам темною струею//Уже душистый чай бежал,//И сливки мальчик подавал». Картина, правда?


У нас в России самовар заменяет камины, у которых во Франции и Англии собираются по вечерам. У них трудно представить себе дом без камина, а у нас – без самовара», – размышлял писатель Владимир Кривцов.


Самовар «Эгоист» конца XVIII в. Когда за столом собиралась большая компания, кипятили не один самовар – и два выпивали за один присест. Но настоящий чай могли позволить себе только состоятельные люди, а крестьяне пили, например, морковный или заваривали травы и ягоды.

– Знаете, что такое пить чай внакладку, вприкуску и вприглядку? – спрашивает Татьяна Владимировна и сама отвечает. – Внакладку – это как мы сейчас: кладешь три ложечки и пьешь, не размешивая, а на дне сиропчик. Вприкуску – самый распространенный способ. Покупали сахарную голову – такой большущий сахарный монолит. Ее заворачивали в темно-синюю или фиолетовую бумагу, чтобы сахар не желтел. Сахарная голова хранилась в буфете под ключом, и хозяйка дома щипцами для колки (сахарная голова очень плотная) разламывала большие осколки сахарной головы и наполняла сахарницу, и уже другими щипцами брали небольшие кусочки. С одним таким кусочком могли выпить несколько чашек. А вприглядку пили в крестьянских семьях – кусочек сахара клали на середину стола или подвешивали к потолку, и пили чай, любуясь сахаром – казалось, что чай становится слаще. Между прочим девушка, которой давали в приданое большой самовар, считалась очень удачной партией.

Нож с широким лезвием – для масла и икры Из «кабинета хозяина» направляемся в столовую. Так как про коллекцию фарфора мы уже рассказывали, то в этот раз погорим о столовых приборах. Здесь сразу привлекают внимание необычные ножи-вилки. Только несколько посетителей музея правильно ответили Татьяне Владимировне, для чего они. Кто-то говорит для устриц, кто-то для рыбы. А вот петербургский актер Игорь Борисович Дмитриев (1927-2008), увидев их, воскликнул: «Ножички для сыра! У меня дома такой».

Действительно, это ножи для сыра. Они изготовлены златоустовскими мастерами в конце 19 века. Широкое лезвие с завершением в виде трезубца украшено травленым орнаментом. Плоская стальная рукоять немного изогнута, чтобы было удобнее держать. В дворянских семьях сыр подавали на фарфоровой доске под стеклянным колпаком – целой головкой или большим куском. Нож, который побольше, был общий. Тот, кто хотел сыр, открывал колпак, от общего куска отрезал небольшой кусок и перекладывал на свою тарелку. И уже индивидуальным ножом (который поменьше), резал и ел сыр. Никакого масла, никакого хлеба – как у нас теперь – сыр на десерт.

На одном из ножей надписи «Сыръ» и «Богъ любитъ труды», а на другом – «Златоустъ 1892» и инициалы «Н. П.».


С 19 века Златоуст является центром художественной гравюры на металле. Сначала граверы, обученные немецкими мастерами, украшали только холодное оружие. Так, золотой шпагой с лавровым венком из изумрудов был награжден Михаил Кутузов. А шпагой с алмазными лаврами и надписью «За 20 января 1814 года» – Барклай де Толли. В конце 1830-х годов в Златоусте начинают украшать бытовые приборы – различные шкатулки, ларцы, подносы. Во второй половине 19 века ассортимент изделий расширяется – появляются украшенные столовые приборы, сигаретницы, портсигары и др. Вариантов ножевого товара было великое множество. В прейскуранте значилось 19 видов только хлебного ножа.


Всего в коллекции музея 4 ножа. Первый маленький нож – фруктовый. К нему идет вилка с двумя зубчиками. Потому что яблоко/персик/грушу подавали целым плодом, и таким ножом отрезали кусочек, а потом ели с помощью вилки. Нож с широким лезвием – для масла и икры. Икру подавали ни как сейчас на бутербродах или в маленьких икорницах, а в большой вазе или банке. И на Масленицу купец (особенно они так любили) намазывал блин маслом, потом икрой, а потом еще сметаной.

– И почему у вас в музее нет блинной? После таких-то рассказов…

– У нас рядом есть кафе в Доме актера. И после экскурсии «Этикет за столом» ребята идут туда закреплять теорию по всем правилам этикета. И если раньше мне сотрудники кафе говорили: «После ваших детей мы меняем скатерти», то сейчас уже «наших» хвалят. Очень важно, чтобы этикет был не чем-то навязанным, а стал внутренней потребностью ребенка. И воспитывать эту потребность нужно с детства. Ведь этикет – это не многочисленные «нельзя» и «так надо». Это тебе удобно и окружающим. Я объясняю детям, что можно очень хорошо одеться, для этого есть стилисты, имиджмейкеры, можно умно молчать – и сойдешь за воспитанного, но если ты не умеешь вести себя за столом, если ты хватаешь вилку для рыбы вместо вилки для мяса, не умеешь пользоваться ножом, то однажды можешь оказаться в очень неловком положении.

Мы рассказывает детям об этикете за столом уже очень давно – с 90-х. Причем учим их не каким-то тонкостям, а самому элементарному, но даже правильно положить вилку, ложку и нож могут единицы. Или вот осталось немного супа в тарелке, спрашиваю: «В какую сторону будете наклонять?». Кто-то отвечает от себя, кто-то вправо/влево. А в 19 веке детей учили так: если хочешь облить себя, то наклоняй на себя, если соседа – то на соседа. Поэтому воспитанный человек остатки супа не доедал: самое неприличное – это скрести по фарфору или стеклу ложкой. Эти несколько ложек супа просто оставляли, или просили добавки, когда были голодными.

Коллекция посуды в «Мире забытых вещей» Пару лет назад был интересный случай: подходит ко мне после экскурсии молодой человек и говорит: «Вы меня, конечно, не помните, Татьяна Владимировна, но когда я был в шестом классе, вы нас учили, как вести себя за столом. Тогда я и представить не мог, как мне пригодятся эти знания». Этот юноша после школы поступил в институт в Петербурге, познакомился там с барышней из хорошей семьи. Как водится, она пригласила его на обед, знакомить с семьей. А там бабушка заправляла хозяйством – скатерть, фарфор, супница… И вот голодный студент ест суп, и осталось немного – хотел уже наклонить тарелку и тут слышит мой голос: «Если хочешь облить себя…». Он оставил суп, и бабушка восхитилась: «Молодой человек, кто вас так хорошо воспитал!». Представляете, как бывает? Я прямо как управляющий отелем из «Красотки». Помните, с чего он начал обучение героини Джулии Робертс? Правильно, с этикета.

Как ни крути, знания этикета лишними не бывают. Я еще детям привожу такой пример: если вы не будете уметь пользоваться ножом и вилкой и попадете на обед к английской королеве (мало ли), то просите для себя манную кашу – ее во всем мире едят ложкой.

Железный аргумент, согласитесь!


В свежем номере:

Плюсануть
Поделиться
Класснуть
Запинить